Государственное бюджетное учреждение Ростовской области «Ростовская областная клиническая больница» (ГБУ РО «РОКБ»)

РОСТОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ КЛИНИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА

версия для слабовидящих
(863) 224-79-58 — стол справок РОКБ
(863) 298-03-20 — Интернет-регистратура
(863) 218-94-09 — регистратура Консультативной поликлиники
344015, Ростов-на-Дону, Западный жилой массив, ул. Благодатная, 170; e-mail: rokb@aaanet.ru
Размер шрифта:
+

Обстоятельства распространения лжи о РОКБ депутатом, адвокатом и санитаркой внимательно изучат в следственном отделе Ворошиловского района Ростова

14.09.2021

Следственный отдел по Ворошиловскому району г. Ростова-на-Дону Следственного управления Следственного комитета РФ по Ростовской области взялся ответить на вопрос: умышленно ли депутатом гордумы Ростова от КПРФ Натальей Оськиной и ее помощником адвокатом Михаилом Лунтовским через СМИ и соцсети распространялась ложная информация о деятельности медиков Ковидного моногоспиталя Ростовской областной клинической больницы 13 декабря 2020 года, или товарищи всего лишь добросовестно заблуждались, доверившись измышлениям санитарки РОКБ Татьяны Кроленко. Тоже ошибочным.

То, что информация о массовой гибели пациентов из-за отсутствия кислорода 13 декабря 2020 года в госпитале РОКБ, действительно ложная – это факт, уже установленный ранее Советским межрайонным следственным отделом Следственного комитета РФ по Ростовской области в ходе многомесячной проверки всех обстоятельств 13-14 декабря. Еще весной 2021 года было вынесено соответствующее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием самого события преступления.

На 53 листах этого документа изложены десятки свидетельских показаний – не только врачей, медсестер, санитаров, но и инженерно-технического персонала, службы охраны, а также водителей РОКБ, транспортирующих умерших в Государственное бюджетное учреждение Ростовской области «Патолого-анатомическое бюро» (ПАБ). Кроме того, свидетельские показания дали медицинский регистратор самого ПАБ и даже гендиректор предприятия, поставляющего в РОКБ кислород.

В постановлении содержатся результаты осмотров места происшествия, включая кислородную станцию, прилегающую территорию и главный корпус РОКБ, в котором располагается Ковидный моногоспиталь, со всеми имеющимися в нем проходами, входами и выходами. Также тщательно исследовалась медицинская документация умерших 13 и 14 декабря 2020 года в РОКБ пациентов.

Очевидным доказательством ложности заявлений Оськиной, Лунтовского и Кроленко стали изъятые следственным отделом записи камер видеонаблюдения, которое было организовано внутри госпиталя незадолго до исследуемых событий. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела отмечается, что в результате просмотра и анализа видеозаписей помещений «…в период с 13.12.2020 по 14.12.2020 в здании ковидного госпиталя установлено 4 факта транспортировки умерших пациентов в ГБУ РО «ПАБ», что исключает доводы Т.А. Кроленко о массовой гибели пациентов (не менее 10 человек)». В постановлении отмечается: на записях нет какой-либо паники, суеты среди персонала ковидного госпиталя, что свидетельствовало бы о нехватке кислородных баллонов для транспортировки пациентов из приемного в другие отделения ковидного моногоспиталя, а также об отсутствии либо перебоях в подаче кислорода пациентам. Кроме того, отдельно сказано, что видеозаписи не подтверждают и другие заявления санитарки Кроленко.

– Вместе с тем, признавая полное отсутствие факта массовой гибели пациентов в РОКБ, в Советском следственном отделе не увидели состава преступления в действиях наших «обличителей», – комментирует главврач РОКБ Вячеслав Коробка результаты проверки сообщения якобы неравнодушных граждан о якобы имевшем место преступлении. – В постановлении говорится, что организаторы скандала «не подлежат привлечению к уголовной ответственности за заведомо ложный донос, так как не имели прямого умысла на совершение указанного преступления». Депутат Оськина получила недостоверную информацию от адвоката Лунтовского, а тот был введен в заблуждение санитаркой приемного отделения Кроленко, которая «неправильно поняла» и «не удостоверившись», поделилась «поспешными выводами» с адвокатом Лунтовским. Таким образом, «они только изложили свои доводы, которые, по их мнению, свидетельствуют о том, что в ковидном госпитале при ГБУ РО "РОКБ" было совершено преступление».

Ничего себе, «только изложили»!

Во-первых. Даже если и так, ответственности, – пусть не по статье «Клевета», но все равно уголовной либо административной, злокачественная глупость не должна помогать избежать. Эта компания товарищей в период эпидемии особо опасного инфекционного заболевания спровоцировала настоящую панику среди огромного количества людей, прежде всего, больных на тот момент коронавирусом жителей Дона. С самого начала работы нашего Ковидного моногоспиталя, за более чем два месяца, мы имели только один отказ от госпитализации, а к шести вечера 14 декабря, когда СМИ повсеместно разнесли лживую информацию о проблемах с кислородом и массовыми смертями в РОКБ, мне докладывали уже о пяти отказах больных из Батайска, Матвеево-Кургана, Аксая. Не знаю, как сложилась дальнейшая судьба этих пациентов, надеюсь, следователи Ворошиловского района смогут ее прояснить, но учитывая то, что в наш госпиталь направляют из лечебных учреждений области только тяжелых больных, не исключены и трагические варианты развития событий.

И, во-вторых, мы в РОКБ убеждены, что на самом деле не было никакого простодушного заблуждения, и группа Оськиной умышленно распространила недостоверную информацию с целью заработать политические очки.

Еще бы! Потенциал «кислородного скандала» в условиях конца 2020 года было трудно переоценить. Не только Дон, но и вся Россия еще не пришла в себя от развития ситуации вокруг по-настоящему трагических октябрьских событий в ростовской 20-ке. Там было все: и первоначальное опровержение городскими властями самого факта массовых смертей из-за проблем с кислородом, и последующее признание события под давлением инсайдерских показаний, и, как следствие, – активизация протестных функционеров при информационной поддержке отдельными медийными фигурами типа одиозной Кати Гордон. Так что, тот огонь, без которого, как многие любят повторять, не бывает дыма, разгорелся чуть раньше и в другом лечебном учреждении, но сценарий, видимо, показался беспроигрышным.

Первую попытку разыграть кислородную карту на площадке Ростовской областной клинической больницы депутат Оськина предприняла 5 ноября 2020 года. Кстати, буквально накануне СМИ растиражировали информацию из поста Кати Гордон о тупике, в который зашло ее собственное расследование гибели пациентов в ростовской больнице № 20. Ну, не чудное ли совпадение? «По счастью», тут РОКБ выпала честь лечить от коронавируса коллегу Оськиной по КПРФ Александра Дедовича. В какой именно момент того дня 5 ноября его стало беспокоить обратное движение стрелки манометра на кислородном трубопроводе в коридоре инфекционного отделения, осталось между соратниками по партии. Во всяком случае, делиться своими страхами в Instagram-аккаунте сам Дедович не стал. Всполошить общественность взялась депутат Оськина:

На ее тревожный пост в Instagram быстро обратили внимание в популярном интернет-издании «Блокнот Ростов», но уже в 21.08 накал страстей спал, причем, после публикации, содержащей комментарий самого ньюсмейкера Дедовича: «Я тут лежу с пятницы. В течение дня смотрел на манометр, было больше 2, а так обычно держалось на уровне 4-х. Данный прибор установлен на основном трубопроводе в коридоре. К вечеру давление уже опустилось до 1,7. Мы не знаем о причинах и к чему это может привести – не знаю. Тем более кислородная станция у нас прямо под окнами. Может это и норма, но после таких событий, как в 20-ке, как-то не по себе. Тут тоже много людей, нуждающихся в кислороде, особенно женщин».

Жаль, конечно, что в РОКБ не лечат детей с коронавирусной инфекцией – пришлось ограничиться менее выигрышным упоминанием о женщинах. И – ничего по-настоящему важного: хоть кто-то из больных, включая самого Дедовича, испытал хоть какой-то дискомфорт в результате снижения давления в трубопроводе? Хоть какой-то из кислородных приборов неинвазивной искусственной вентиляции легких на этаже подавал тревожные сигналы? Хоть кто-то попытался обратиться за разъяснениями к персоналу? Поднять, пусть даже ложную, но чисто по-человечески понятную тревогу внутри отделения, больницы, прежде чем начинать баламутить электорат за пределами «красной зоны»… Или как раз в этом и состояла цель?

Редакция «Блокнот Ростов» поступила разумно и профессионально. Несмотря на позднее время, там нашли возможность связаться напрямую с руководством больницы. Меньше чем через час на сайте издания появился комментарий главврача РОКБ Вячеслава Коробки, после которого Дедовичу уже просто ничего не оставалось, как оправдывать в Instagram свою излишнюю нервозность суровым контекстом недавних событий: «Тревожный день и вечер. На фоне отсутствия кислорода в "двадцатке" и тяжких последствий для людей, не хотелось бы аналогичного повторения в другой больнице. Волею рока, я сейчас в ковидном госпитале 1 областной и вижу как тяжело и медикам и больным. Надеюсь, внимание общественности и СМИ будет держать в достойном тонусе региональные власти и всех тех, кто ответственен на сотни жизней других людей. Спасибо журналистам Блокнота за быстрый отклик на проблему. https://bloknot-rostov.ru/news/nam-kisloroda-khvataet-s-golovoy-glavvrach-rokb-ra-1280992?lang=ru».

Так это была профилактическая порка! Хорош метод, особенно если учесть, что в данном случае те, «кто ответственен за сотни жизней других людей», вообще-то совершенно не заслужили такой чести! А нервы и без того тяжело больных ковидом пациентов вообще не в счет, да?

На следующий день главврач РОКБ через все тот же «Блокнот» дополнительно попросил прекратить пугать людей отключением кислорода, прежде всего, потому, что это негативно влияет на больных и усложняет работу медикам: «Это очень безответственное поведение для депутата. Мой номер телефона я раздаю людям с 1995 года, найти меня и уточнить информацию прежде, чем распространять панические слухи, было нетрудно. Думаю, это сделали умышленно, и необоснованные обвинения больницы и медработников РОКБ в период, когда мы круглосуточно боремся с особо опасной инфекцией, от народных избранников весь коллектив больницы очень удручает и оскорбляет. Депутат Оськина входит в комиссию по вопросам городской медицины, но мы ни разу у себя в больнице ее не видели…»

Однако резонанс получился широкий, наказания никакого не последовало, и очень удачно санитаркой в приемное отделение Ковидного моногоспиталя РОКБ подрядилась некая Татьяна Кроленко, которая на почве давних семейных проблем находилась в доверительных отношениях с адвокатом Лунтовским, по совместительству коммунистом, а также помощником депутата Оськиной. Тут, забегая вперед, стоит отметить, что этой компании отрицать впоследствии предварительный умысел на разработку скандального контента было крайне затруднительно – прежде всего, из-за неосторожности в выражениях самой Кроленко.

Итак, наступило 14 декабря 2020 года. Ровно в полночь в Интернет-издании RostovGazeta, дружественном ростовским коммунистам (иначе как объяснить, что только в течение двух недель там по «кислородному скандалу Оськиной» появилось более 20 публикаций?) разместили материал «В ковидном госпитале Ростовской ОКБ пациенты "умерли из-за нехватки кислорода"».

В довершение эффекта публикацию украшало изображение в постапокалиптическом ключе.

Тут еще важно отметить, что часть заголовка была закавычена уже позже, когда РОКБ категорически опровергла информацию, и в редакции поняли, как сильно подставились. Что ж, пресс-служба больницы уже успела сделать скринки до внесения нескольких благоразумных правок в эту, а также еще одну утреннюю публикацию: «Врачи Ростовской ОКБ сообщили, сколько людей якобы задохнулись от нехватки кислорода», куда слово «якобы» было добавлено уже после обеда. Непримиримая Гордон, кстати, уже к вечеру вообще удалила свой утренний репост из инстаграма Оськиной, ставший первоисходником скандала:

В нем Оськина прямо с первых слов начинает искажать хорошо известные ей факты, чтобы придать своему сообщению и масштаб, и убедительность. На самом деле, и это быстро установили в Советском следственном отделе, никакие «врачи» ей не звонили. Звонила, вернее, наговорила сообщение в WhatsApp около 10 вечера 13 декабря одна-единственная санитарка РОКБ Татьяна Кроленко. И наговорила даже не Оськиной, а своему адвокату – начальнику ее юридической службы при общественной приемной депутата Михаилу Лунтовскому. И наговорила не от безысходности и бессилия, ища помощи у народного избранника, а выполняя его же, Лунтовского, просьбу сообщить, «если какие проблемы по больнице будут». Лунтовский перенаправил голосовое сообщение начальнице, которая, по ее собственному признанию, сначала разослала запросы в различные ведомства, включая Генпрокуратуру: «Прошу проверить!!!» (вот, и скриншот), а затем уж позволила себе леденящую душу «Срочную новость» на своей страничке в Instagram.

Полный текст исторического сообщения санитарки Кроленко, зафиксированный в показаниях Оськиной следователю Советского следственного отдела, на самом деле был таков: «Добрый вечер, Михаил Викторович, вы говорили, что ну если какие проблемы по больнице будут, чтобы вы знали, в курсе. У нас сегодня был перебой с кислородом, причем давления в кислороде не хватало, посыпались все этажи, реанимация. Трупов много, но по трупам скажу позже, зайду второй раз в зону, ну утром сменюсь, скажу. Но у нас сегодня был аншлаг». Тут же следователем зафиксировано, что кроленковские пояснения к событиям той ночи депутат Оськина получила только 15 декабря, при личной встрече с источником. Тем не менее, уже 14 декабря публикации в различных СМИ обрастают, благодаря прямой речи товарищей, яркими, и, увы, также не соответствующими реальности подробностями.

В уже упомянутой выше ночной публикации в RostovGazeta читаем: «Депутат отмечает, что многие врачи из звонивших были на грани нервного срыва. "Давления не хватало, посыпались все этажи, реанимация, трупов много", – жаловались они. "Доктора обратились ко мне, но я переадресовала их к нашему юристу, Михаилу Лунтовскому, – сообщает Наталья Оськина. – Собрав все эти обращения, я сейчас, ночью, буду писать срочный запрос главврачу РОКБ о потерях, о смерти людей и сразу же готовить запрос в генеральную прокуратуру, требуя разобраться в этой ситуации. Как так можно поступать с людьми? Врачи говорят, что пациентов можно было спасти, а они задохнулись"».

Утром, в 11.30, в третьей публикации RostovGazeta о последних событиях в РОКБ солирует уже адвокат Лунтовский: «"Давления в системе не хватало. Пациентов свозили в реанимацию – там есть возможность подключения баллонов кислорода к аппаратам". "Спасать получалось только в реанимации, когда начали вручную таскать баллон. Там, где была общая система – пятый этаж и так далее, людей пытались катать и спасать", – такими были комментарии врачей, утверждает адвокат».

В своем комментарии ростовскому интернет-изданию 161.ру днем 14 декабря депутат Оськина дополняет «картину преступления» новыми деталями, и вот уже выясняется, что сам главврач РОКБ «организовал ручную подвозку баллонов». Странная фраза, суть которой будет неверной в любом случае, потому что таких баллонов, которые можно подключить к кислородному трубопроводу или аппарату ИВЛ, в РОКБ просто нет. Не нужны они нам! Не используются из-за полного отсутствия перебоев с кислородом в течение многих лет. Не могла санитарка видеть и своим кураторам описать, как подключают такие кислородные баллоны, хотя это – и обычное дело в тех больницах, где нет, как у нас, кислородной станции.

В течение следующих двух недель команда Оськиной упорно плодила все новые и новые медийные продукты, настаивая на своей версии событий, и одновременно пытаясь выставить в самом неприглядном свете и следственные органы, и больницу. Не только в текстовых публикациях, но и в видеопостах Оськиной и совместных с товарищами интервью в соцсетях, в ходе видеоконференции Оськиной и Кроленко с Гордон, в обращении адвоката Лунтовского в YouTube снова и снова тиражировались ложные сведения о событиях декабря 2020 года и о ходе их проверки правоохранителями. Внимательное изучение этих материалов и их сопоставление с уже достоверно установленными в Советском следственном отделе фактами, по нашему мнению, не позволяют подозревать в ложном оговоре, тем более, нечаянном, одну лишь санитарку Кроленко.

Таким образом, мы посчитали, что во время проверки сообщения о преступлении Советским межрайонным следственным отделом факт умышленного распространения недостоверной информации достаточного рассмотрения просто не получил, и изложили свои аргументы в развернутом обращении к прокурору Ростовской области. В результате в Следственном отделе по Ворошиловскому району г. Ростова-на-Дону Следственного управления Следственного комитета РФ по Ростовской области уже начата проверка материалов о публичном распространении под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности населения.

Мы осознаем, что эта распространяющая ложь о РОКБ организованная политическая группировка не специально метила в определенную больницу. Просто ковидных госпиталей, тем более, со «своим человеком» внутри, вокруг совсем немного. Мы также осознаем, что усилия товарищей были направлены не на спасение жизней еще не задохнувшихся без кислорода пациентов, иначе бы любой здравомыслящий человек, тем более, грамотный депутат или адвокат, просто позвонил бы в полицию. Но становиться расходным материалом в политических играх, безнаказанно терпеть оскорбления, огульные обвинения больница и ее сотрудники не согласны. И не стоит полагать, что кого-то смогут обвести вокруг пальца неуклюжие попытки этого лобби пробраться в верные друзья замученных непомерной нагрузкой рядовых медиков, которых, так и быть! просто сделали заложниками системы нерадивые организаторы здравоохранения, а также руководители повыше.

Наверх